Род Масловых

Новая информация — новые вызовы

Краткое содержание предыдущих частей

Это третья заметка в цикле историй о Масловых.

В первой заметке я рассказывал о том, как по ревизским сказкам и рекрутской книге удалось восстановить, в каком составе прибыли Масловы в село Беляевка Волгоградской области.

Во второй заметке я поведал о поиске селения в Тульской губернии, из которого ушли когда-то Масловы. Благодаря настойчивости, а главное — помощи друзей, это место удалось найти.

 

А был ли князь?

Итак, село Княгинено. Какие крестьяне жили там? Были ли они помещичьими (крепостными) или государственными? Просматривая с третьей (1782) по девятую (1850) ревизии, выяснилось следующее:

В ревизской сказке 1850 года о селе Княгинено записано следующее: «… о состоящих мужскаго и женскаго пола душъ Государственных крестьянъ».

Это значило, что крестьяне, жившие в селе, не были собственностью помещика, и считались лично свободными, хотя и были прикреплены к земле.

В предыдущей ревизии за 1834 год те же жители названы «экономическими крестьянами».

Экономические крестьяне — подкатегория государственных крестьян с особой предысторией. Данное сословие появилось в результате реформы Екатерины II в 1764 году, когда монастырские и церковные крестьяне были изъяты из собственности церкви и обрели личную свободу. 

В сказках 1816 и 1811 годов речь идет уже о  «мужеска и женска пола экономическаго ведомства казенныхъ поселянъ», то есть вновь об экономических крестьянах, но уже другими словами.

В ревизии 1795 года запись начинается так: «1795 года октября дня Белевского уезда села Княгинина из однадворцовъ … «

Понятие однодворец размытое — это могут быть потомки и детей боярских, и обедневших дворян, и рязанских казаков, татарской аристократии — список весьма длинный. Однодворцы имели право личного землевладения и владения крестьянами. Применительно к землям Тульской губернии, часто однодворцы — это бывшие казаки или солдаты. 

Наконец, в последней просмотренной ревизии 1782 года указано совсем просто — «…села Кнегинина … подушном окладе». Но при просмотре самой переписи можно заметить, что в селе проживает множество однодворцев.

Итак, мы видим, что крестьяне села Княгинено, а значит, и Масловы, никогда не были собственностью князя. Можно лишь гадать, отчего однажды они покинули село и самовольно отправились в долгий путь в другую губернию. Само упоминание князя в семейной легенде, вероятно, является последствием названия села Княгинено. Однако нельзя и исключить возможности некоего инцидента на охоте, послужившей причиной внезапного переселения.

 

Вглубь веков

Семейные воспоминания направляли меня в поиске информации о предках, но эти данные повествовали о начале 19 века. Кем же были Масловы до этого, в веке 18-ом?

Просмотрев одну за другом ревизии от 1782 до 1850, удалось составить обширное древо Масловых. При этом, однако, обнаружилась следующая проблема — семьи Масловых по ревизии 1850 года так и не объединились в одну по данным 1782 года, на что я очень надеялся. 

Обнаружились и другие детали. Если в РС 1816 года четыри семьи Авраама Борисовича, Тимофея Афонасьевича, Ивана Осиповича и Ивана Ефимовича Масловых были записаны под одной фамилией, то в РС 1811 года Борис Максимович (отец Авраама Борисовича), Тарас Семенович (дедушка Тимофея Афонасьевича) не имеют фамилии, тогда как Иван Осипович и Иван Ефимович записаны как сыны Масловы.

 

Иван и Никифор Осиповичи, дети Масловы, и Иван Ефимов сын Маслов

В ревизиях 1782 и 1795 годов Борис Максимович и Тарас Семенович идут без фамилии, тогда как Осип и Иван Ефимовичи по-прежнему указаны как Масловы. Все эти семьи на протяжении всех ревизий идут подряд друг за другом, что может свидетельствовать о их родстве. Наконец, в ревизии 1782 находится очень важная информация:

 

Оныя однадворцы Барисъ Максимовъ сынъ с товарищи прибыли Белевского уезда из деревни Кочеровой

Значит, и село Княгинено не было родиной Масловых — они прибыли в него из деревни Кочеровой того же Белевского уезда. Чтобы продолжить поиск, надо было просмотреть первые три ревизии за 1718, 1743 и 1761 года.

Ревизии за эти годы всегда хранятся в РГАДА (Российском государственном архиве древних актов), в отличие от последующих ревизий, хранящихся в архивах субъектов федерации. К сожалению, по Белевскому уезду не сохранилось второй ревизии за 1743 год, а ревизия 1761 года сохранилась лишь частично, и в ней не было упоминания Масловых.

Оставалась лишь первая ревизии за 1718 год, в которой были найдены Масловы.

 

казак села Семьюнова Иван Романов сын Маслов

Обнаружилось, что казаки Масловы проживали в селах Семьюново и Ментелево, но не упоминались в деревне Кочерово, откуда, как я полагал по данным ревизии 1782 года, они были родом. 

Вторая проблема была в том, что по данным РС за 1782 год, я разыскивал Бориса Максимова 1752 года рождения, Тараса Семенова 1722 года рождения, и Осип Ефимова сына Маслова 1747 года рождения. 

А значит, Максим, скорее всего, родился позже 1718 года, и в таком случае его нет в первой ревизии; Семен в первой ревизии должен быть, но он стал Масловым лишь в ревизии 1816 года; наконец, Ефим, сын Маслов, родился до 1729 года, и мог не оказаться в списках 1718 года. И действительно, Ефима Маслова в первой ревизии Белевского уезда нет.

Таким образом, из-за утраты ревизских сказок продлить древо Масловых на основе первой ревизии не удалось. Более того, вновь обнаружилось, что Масловы, как кажется, сменили место жительства, и жили то ли Семьюново, то ли в Ментелево. 

Несмотря на отсутствие ревизские сказок, оставалась возможность прибегнуть к другим документам за 18 век, а именно — к исповедным росписям. Но об этом я расскажу в четвертой части заметок о роде Масловых.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: